В настоящее время многие рассматривают геймификацию как один из ведущих инструментов роста компании. Однако нельзя забывать о том, что добавление игровых моментов в работе фирмы или системе маркетинга не может происходить без учёта требований законодательства.

Персональные данные

Эта проблема выходит на одно из первых мест в повестке дня большинства государств, включая Россию, Белоруссию, Украину и другие страны Восточной Европы. Дело в том, что ставшие уже общемировыми стандарты работы с персональными данными запрещают несанкционированную обработку данных о личности человека, устанавливают необходимость информированного и осознанного согласия любого субъекта персональных данных на обработку информации о нём.

Между тем геймифицированная компания неизбежно должна хранить в своих базах данных информацию, идентифицирующую её пользователя и его контактные данные, характеризующую его достижения и цели. Кроме того, практика показывает, многие компании стремятся собрать максимально возможное количество данных о человеке, о его знакомых, друзьях и родственниках. Наиболее явно выражена эта попытка в действиях Facebook, Вконтакте, других социальных сетях: чем больше заполнена информация, — тем выше твой статус.

Определённую опасность несёт в себе сбор данных, касающихся политических, общественных, религиозных и иных личных воззрений человека. Как на международном, так и на национальном уровне эти сведения охраняются особо строго и требуют как определённой степени защиты (в России под ней подразумевается сертификация программного обеспечения в соответствующих службах), так и обязательного информированного согласия пользователя. Между тем, многие системы геймификации могут позволять при определённой обработке выяснять психологический тип человека, его привычки и даже его мировоззрение. Наличие такого рода информации автоматически переводит геймифицированные сервисы в сервисы по хранению персональных данных, подлежащих особой защите.

Трудовое законодательство

Внутренняя геймификация в компании неизбежно сталкивается со сложностями в трудовом законодательстве. Что касается западных стран, где достаточно развита система профсоюзов и гарантии для работников превышают все разумные пределы, то там можно говорить скорее не о внедрении внутренней геймификации, а о том, в каких узких участках мотивации работников её можно применить так, чтобы не оказаться тут же ответчиком по иску профсоюза или работника. Кроме того, из примера Дисней Лэнда можно сделать вывод, что геймификация возможна только применительно к определённым сферам человеческой деятельности и вряд ли целесообразна на уровне «синих воротничков». Лично я, отслужив в армии, прекрасно помню, что «спортивный праздник» с соревнованиями подразделений объявлялся в нашей части всегда на выходных в качестве наказания всей части за какой-нибудь проступок. И хотя геймификация была здесь в самом чистом виде, — с левелами, бейджами и прочими атрибутами, — никто не сомневался, что это — наказание, а не мотивация.

Во всяком случае, геймификация предполагает добровольность участия в ней работника. Если от результатов его продвижения будет напрямую зависеть размер оплаты труда, условно говоря: выиграл 100 раз у компьютера в пасьянс «Косынка» — получил премию, — в соответствии с законодательством это может рассматриваться как, во-первых, дискриминация других работников по неверифицируемому критерию, во-вторых, скрытое установление дополнительных обязанностей, не входящих в круг должностных обязанностей работника.

Иными словами, внедрение внутренней геймификации в компании может осуществляться только на добровольной основе и не должно быть напрямую связано с финансовыми выплатами, дополнительной нагрузкой или, наоборот, облегчением трудовой нагрузки. Внедрять геймификацию можно по другой схеме, когда прямой связи между левелом работника и его финансовыми результатами нет, однако, например, чем выше левел, тем больше клиентов выбирают именно этого сотрудника для обслуживания, и тем самым его заработная плата будет расти. Однако ещё раз подчеркну, прямой связи с между левелом и зарплатой быть не должно.

Геймификация и законодательство о рекламе

Действующее законодательство многих стран строго регулирует вопросы недостоверной рекламы и рекламы с помощью проведения стимулирующих лотерей. Например, недостоверная реклама товара с использованием геймификации будет рассматриваться в соответствии с российским законом о рекламе как правонарушение, за которое несёт ответственность рекламодатель. При этом геймификация, прямым результатом которой будет получение скидки на товары, бесплатное предоставление товаров или услуг, — должна рассматриваться как стимулирующая лотерея с теми ограничениями, которые накладываются на неё законом. Аналогичные, и даже более строгие правила устанавливаются законодательствами других стран.

Геймификация как средство конкурентной борьбы

Иногда геймификация выступает в достаточно неожиданном виде. Например, любой пользователь может купить продукт FineReader с помощью обычных магазинов (коробочную версию), либо с помощью веб-магазинов (скачиваемую версию). Очевидно, что все эти магазины продают по примерно одинаковой цене. Однако можно пройти некую «игру» на сайте компании-производителя программного обеспечения, ответив на несколько несложных вопросов, — и купить эту же программу на 20-30% дешевле, чем у дистрибьютеров. Возможно, что в случае возникновения конфликта между производителем и дистрибьютерами, на стороне последних может быть использована простая аргументация: договор о дистрибьюции устанавливает единый уровень минимальных цен на продукт с обязательством производителя не снижать эту цену, а геймификация процесса лишь камуфлирует это снижение в нарушение прав дистрибьютеров.

Геймификация и налоговое законодательство

Как известно, геймифицированные системы не ограничиваются виртуальными наградами. Награды для победителей или лиц, вошедших в число лидеров, неожиданные призы зачастую принимают вполне материальный вид и соответственно имеют некоторую экономическую ценность, которая может быть выражена в денежном эквиваленте. Например, в случае внутренней геймификации, направленной на стимулирование мотивации персонала компании, предусмотрены материальные награды. Такие материальные награды с точки зрения Налогового кодекса РФ являются «доходом» работника (это следует из п. 28 ст. 217 НК), который может быть получен как в денежной, так в натуральной формах или даже в форме материальной выгоды (при награждении работника правом на приобретение товаров или услуг организации-работодателя по сниженной цене, скидкой).

Особенности правового регулирования конкретного вида дохода работника будут зависеть от того, как оформлена в документах материальная награда. Если награда названа подарком, то стоимость подарка работнику, превышающая 4000 руб. за календарный год (налоговый период), подлежит обложению НДФЛ. Работодатель, выступая в качестве налогового агента, должен этот НДФЛ удержать. При отсутствии оформленного письменного договора дарения с работником на сумму подарка также могут быть начислены страховые взносы во внебюджетные фонды. (Письмо Минздравсоцразвития РФ от 05.03.2010 N 473-19). Если же материальная награда будет «документирована» как приз или выигрыш, то НДФЛ должен быть уплачен со всей суммы такого выигрыша или приза.

Геймификация и объекты интеллектуальной собственности

Международное законодательство в целом единообразно толкует понятие объекта авторского права: это результат любого творческого труда, выраженный во внешней форме. Поэтому объектами интеллектуальной собственности (более широкое понятие, чем только авторское право) могут быть и бейджи, и программное обеспечение, и любой текст, картинка, созданные пользователем. Крупные социальные сети ведут себя довольно настойчиво в отношении интеллектуальной собственности, создаваемой их пользователями. Например, Facebook в лицензионном соглашении требует передачи ему прав на любой текст, картинку, звук и иные произведения, а пользователю предоставляется лишь право управления этим контентом. Интеллектуальная собственность в наше время имеет и другой аспект, часто упускаемый из виду: индексирование поисковыми системами, которые не в состоянии определить подлинное авторство в отношении текста, и исходят из принципа «кто первый опубликовал в текстовом формате в сети, — тот и автор».

Вывод — обращайтесь к юристу-геймификатору

Можно согласиться с выводом, который предлагает автор курса Gamification проф. Кевин Вербах, что прежде чем заняться воплощением в жизнь конкретного проекта геймификации, следует посоветоваться с юристом, но объективно говоря, в настоящий момент вряд ли вы с легкостью разыщете много специалистов, которые смогут найти правовые уязвимости разработанной вами системы. Этому не учат на юридических факультетах и об этом ничего не написано в законе. Ответ на вопрос HR-службы: «Не нарушаем ли мы законодательство, вводя игровые моменты в мотивации сотрудников?», - может быть очень очень разным в зависимости от того, понимает ли юрист вообще, что имеется в виду под «игрофикацией» и как она будет сопряжена с повышением мотивации персонала.

Родион Николаевич Юрьев, Юридическое бюро Юрьева



Санкт-Петербург:
телефон: +7 921 908-14-32
Железноводская ул., д. 34/5, 4-й этаж

Москва:
телефон +7 965 2505910
Гостиничная ул., д. 4 корп. 9 подъезд 1а

Нижний Новгород:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Маршала Голованова д. 15а

Ростов-на-Дону
тел. +7 921 908-14-32
Ворошиловский пр., д. 5

Симферополь:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Крылова, д. 5

Наши реквизиты:

ООО "Юридическое бюро Юрьева"
ОГРН 1047806003850
ИНН/КПП: 7804176920/471101001
р/с 40702810510000102708
в АО "ТИНЬКОФФ БАНК" к/с 30101810145250000974
БИК 044525974


Основание платежа: Оплата юридических услуг, НДС не облагается.