Выводы Комитета: Комитет по правам человека... считает, что представленные ему факты свидетельствуют о нарушении государством-
участником ст. 6 (п. 1), ст. 7, ст. 9 и ст. 14 (пп. 1 и 5) в отношении г-на Шихмурадова. Они также свидетельствуют о нарушении ст. 7 Пакта в отношении автора (п. 7 Соображений).
В соответствии с п. 3 ст. 2 Пакта государство-участник обязано обеспечить г-ну Шихмурадову и автору сообщения эффективное средство правовой защиты, в частности a) незамедлительно освободить его, если он по-прежнему тайно содержится под стражей; b) провести тщательное и действенное расследование в связи с его задержанием, исчезновением и несправедливым судебным разбирательством; c) предоставить ему и автору подробную информацию о результатах расследования; d) в случае смерти г-на Шихмурадова вернуть его останки автору; e) подвергнуть уголовному преследованию, осудить и наказать виновных в совершении нарушений; f) предоставить соответствующую компенсацию автору сообщения и г-ну Шихмурадов за допущенные нарушения.
Государство-участник также обязано принять меры для недопущения повторения подобных нарушений в будущем (п. 8 Соображений).
Сообщение: Кедар Чаулагайн против Непала.
Сообщение № 2018/2010. Соображения приняты Комитетом 28 октября 2014 г. Тема сообщения: произвольный арест и задержание, пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и последующая внесудебная казнь девушки, подозревавшейся в том, что она являлась членом Коммунистической партии (маоистской).
Вопросы существа: право на жизнь; запрет пыток и бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания; право на свободу и безопасность личности; уважение достоинства, присущего человеческой личности; право на эффективное средство правовой защиты; равная защита со стороны закона.
59
См., например, Аль-Абани против Ливийской Арабской Джамахирии, п. 7.5.
131 Правовые позиции Комитета: Комитет напоминает, что государства-участники должны принимать меры не только по предупреждению и наказанию уголовных действий, ведущих к лишению жизни, но и по предотвращению произвольных убийств, совершаемых их собственными силами безопасности
60
. Комитет ссылается также на п. 3 ст. 2 Пакта, в соответствии с которым государства-участники обязаны обеспечивать всем лицам доступные, эффективные и имеющие исковую силу средства правовой защиты для отстаивания их прав, закрепленных Пактом… Комитет ссылается на свое Замечание общего порядка № 31 (2004 год) по вопросу о характере общего юридического обязательства, налагаемого на государства-участники Пакта, и, в частности, на тот факт, что в случаях, когда в результате расследования вскрываются нарушения некоторых признаваемых в Пакте прав, государства-
участники должны принять меры к тому, чтобы виновные в них привлекались к судебной ответственности. Как и в случае непроведения расследования, непривлечение к ответственности лиц, виновных в совершении таких нарушений, может само по себе стать отдельным нарушением Пакта. Эти обязательства возникают, в частности, в случае нарушений, признаваемых уголовными, будь то по внутреннему или международному праву, таких как пытки и сходное с ними жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, а также казни без надлежащего судебного разбирательства и произвольные казни 61
(п.
11.3 Соображений). Лишение людей жизни государственными властями является вопросом чрезвычайной серьезности
62
; это требует проведения оперативного и надлежащего расследования с применением всех гарантий, предусмотренных в Пакте, и соответствующего наказания виновных (п. 11.4 Соображений).
Оценка Комитетом фактических обстоятельств дела: Комитет принимает к сведению утверждения автора о том, что 12 февраля 2004 г. его дочь была произвольно казнена военнослужащими Королевской армии Непала после того, как она была незаконно арестована ночью без ордера на арест, подверглась пыткам и жестокому неправомерному обращению и унижениям со стороны группы военнослужащих; что в последующие дни он обратился с жалобой к главе районной администрации; что 29 февраля 2004 г. он подал также заявление в Национальную комиссию по правам человека, а 8 июня 2006 г. подал первичное информационное сообщение об убийстве в районное    60 См. принятое Комитетом по правам человека Замечание общего порядка № 6 (1982) о праве на жизнь, п. 3. 61
Пункт 18 Замечания общего порядка № 6 (1982) о праве на жизнь.
62
См.
сообщение № 1275/2004, Уметалиев против Кыргызстана, Соображения, принятые 30 октября 2008 г., п. 9.5.
132 отделение полиции.
Поскольку полиция не провела какого-либо расследования, он подал ходатайство в Верховный суд. Он утверждает далее, что, несмотря на рекомендации, вынесенные НКПЧ
63
14 июня 2005 г., и приказ Верховного суда об исполнении требований истца от 14 декабря 2009 г., до настоящего времени не было проведено никакого расследования по факту убийства его дочери.
Кроме того, Комитет принимает к сведению утверждения автора о том, что он не знал о разбирательствах, проведенных военным трибуналом в связи с событиями, имевшими место в Покхари-Чаури 12 и 13 февраля 2004 г.; что решение военного трибунала от 28 августа 2005 г. не было предано гласности; что документы и доказательства, перечисленные в решении, не были представлены в РОП
64 Кавре или автору; а также что суд не наказал лиц, виновных в преступлениях, совершенных в отношении ее дочери.
Кроме того, Комитет принимает к сведению заявление государства-участника о том, что дальнейшее расследование обстоятельств смерти дочери автора все еще продолжается и что это дело подпадет под юрисдикцию комиссии по расследованию случаев исчезновения лиц и по установлению истины и примирению, учрежденных на основании закона (п. 11.2 Соображений).
В настоящем деле не существует каких-либо разногласий по поводу того, что дочь автора сообщения была арестована военнослужащими Королевской армии Непала без ордера на арест и что она умерла в результате применения этими военнослужащими огнестрельного оружия, хотя стороны расходятся во мнениях относительно обстоятельств ее смерти. В любом случае Комитет считает, что убийство дочери автора военнослужащими требовало проведения незамедлительного и независимого расследования… Комитет отмечает, что вскоре после смерти его дочери автор подал жалобу главе районной администрации, а 8 июня 2006 г. подал первичное информационное сообщение об убийстве в районное отделение полиции, но все это было безрезультатным. В июне 2005 года НКПЧ установила, что дочь автора была незаконно убита, и рекомендовала правительству выявить виновных и принять в их отношении правовые меры. Кроме того, 14 декабря 2009 г. Верховный суд отдал судебный приказ о проведении незамедлительного расследования, но это не привело ни к каким результатам. Несмотря на усилия, предпринятые автором, более чем через десять лет после убийства его дочери государство-участник не завершило никакого расследования, проясняющего обстоятельства ее ареста и смерти, и ни один виновный не предстал перед судом и не был наказан. Государство-участник ссылается на текущие расследования, но    63
Национальная комиссия по правам человека.
64
Районное отделение полиции.
133 ход таких расследований и причины задержек по-прежнему остаются неясными (п. 11.4 Соображений).
Комитет принимает к сведению утверждение автора о том, что обращение, которому он подвергся со стороны военнослужащих Королевской армии Непала, включая принуждение его к наблюдению за казнью его дочери, а также отсутствие последующего надлежащего расследования и безнаказанность виновных, представляют собой обращение, противоречащее ст. 7, рассматриваемой в совокупности с п. 3 ст. 2, в том, что касается самого автора. Комитет отмечает, что все усилия, предпринятые автором для обеспечения правосудия со стороны властей, оказались безрезультатными и что он и его семья получили только 100 000 рупий и 200 000 рупий в качестве временной компенсации соответственно в 2008 и 2010 годах. Комитет считает, что временная компенсация не является надлежащим средством правовой защиты, соразмерным столь серьезным нарушениям… Комитет считает, что события, в которых вынужден был участвовать автор, в том числе связанные с неспособностью государства-участника обеспечить оперативное, тщательное и эффективное расследование, представляют собой обращение, противоречащее ст. 7, рассматриваемой в совокупности с п. 3 ст. 2 Пакта (п. 11.6 Соображений).
Выводы Комитета: Комитет по правам человека… приходит к выводу о том, что государство-участник нарушило права дочери автора согласно п. 1 ст. 6, а также ст. 7, 9 и 10, рассматриваемым в совокупности с п. 3 ст. 2; а также права автора в соответствии со ст. 7, рассматриваемой в совокупности с п. 3 ст. 2 Пакта… В соответствии с подп. а) п. 3 ст. 2 Пакта государство-участник обязано предоставить автору эффективное средство правовой защиты, которое предусматривало бы проведение эффективного и полного расследования по соответствующим фактам, уголовное преследование и наказание виновных и возмещение в полном объеме ущерба и соответствующие меры сатисфакции. Государство-участник обязано также предпринять шаги по предупреждению аналогичных нарушений в будущем (пп. 12-13 Соображений).
Сообщение: Али Джахангир оглы Гулиев против Азербайджана.
Сообщение № 1972/2010. Соображения приняты Комитетом 16 октября 2014 г. Тема сообщения: пытки в ходе досудебного содержания под стражей; бесчеловечные условия содержания под стражей; несправедливое судебное разбирательство; замена смертного приговора пожизненным лишением свободы в период, когда пожизненное лишение свободы не было предусмотрено законом.
134 Вопросы существа: пытки, справедливое судебное разбирательство, бесчеловечное обращение; назначение более тяжкого наказания, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления; право на обжалование.
Правовые позиции Комитета: Комитет напоминает, что согласно принципу равенства сторон обеим сторонам должны обеспечиваться одни и те же процессуальные права, кроме как если различия предусматриваются законом и могут быть оправданы по объективным и разумным основаниям, не ставящим подсудимого в фактически невыгодное положение и не подвергающим его иному несправедливому отношению
65
(п. 9.3 Соображений).
Оценка Комитетом фактических обстоятельств дела: Комитет принимает к сведению утверждения автора о том, что условия, в которых он отбывает свое наказание в виде пожизненного лишения свободы, в том числе после вступления в силу Факультативного протокола для государства-участника, равнозначны пыткам, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение ст. 7 и 10 (пп. 1 и 3) Пакта. Он отмечает, что государство-участник подтвердило большую часть утверждений автора в отношении следующего: размера камер, возможностей лиц, отбывающих пожизненное заключение, заниматься трудовой деятельностью, образованием, профессиональной подготовкой или спортом; количества разрешенных им свиданий и телефонных разговоров; и в целом возможности поддержания ими контактов со своими родственниками. Комитет также принимает к сведению общий довод государства-участника о том, что условия содержания в тюрьмах соответствуют международным стандартам. Комитет приходит к выводу о том, что условия содержания автора под стражей в период с момента вступления в силу Факультативного протокола для государства-
участника и до 24 июня 2008 г. в том виде, в котором они были описаны …, были нарушением его права на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности и, следовательно, противоречили п. 1 ст. 10-66
. В свете этого вывода Комитет не будет рассматривать отдельно какие-либо возможные утверждения, затрагивающие в этой связи ст. 7 или 10 (п. 3)
67
(п. 9.2 Соображений).
Комитет принимает к сведению утверждение автора о том, что после отклонения его кассационной жалобы 20 сентября 2005 г. 65
См. Замечание общего порядка № 32 (2007) о праве на равенство перед судами и трибуналами и на справедливое разбирательство, п. 13.
66
См. сообщения № 1813/2008, Акванга против Камеруна, Соображения, принятые 22 марта 2011 г., п. 7.3, и № 1628/2007, Павлюченков против Российской Федерации, Соображения, принятые 20 июля 2012 г., п. 9.2.
67
См., например, сообщение № 1406/2005, Вираванса против Шри-Ланки, Соображения, принятые 17 марта 2009 г., п. 7.4.
135 коллегией судей Верховного суда, Пленум Верховного суда вновь рассмотрел данное решение 24 октября 2005 г., что привело к изменению вынесенного автору приговора; Пленум проводил заседание в присутствии прокурора, но не уведомил о нем сторону защиты, и на заседании не присутствовали ни автор, ни его адвокат. Государство-
участник не отрицает этих утверждений (п. 9.3 Соображений).
Комитет принимает к сведению утверждение автора о том, что замена вынесенного ему смертного приговора пожизненным лишением свободы за преступление, совершенное в период, когда пожизненное лишение свободы не предусматривалось законом, стало нарушением п. 1 ст. 15 Пакта. В соответствии с последним предложением п. 1 ст. 15 Пакта, если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника. В отношении настоящего дела Комитет отмечает, что наказание в виде пожизненного заключения, введенное законом от 10 февраля 1998 г., заменило собой смертную казнь, которая представляет собой более суровое наказание по сравнению с пожизненным тюремным заключением. Кроме того, в отношении некоторых преступлений, за которые был осужден автор, таких как убийство, в законодательство впоследствии не было внесено никаких новых положений, вводящих более мягкие наказания, которые могли бы распространяться на автора, кроме вышеупомянутой поправки о пожизненном заключении. В таких обстоятельствах Комитет не может прийти к выводу о том, что государство-участник, заменив пожизненным заключением смертную казнь за преступления, за которые был осужден автор, нарушило права автора по п. 1 ст. 15 Пакта
68
(п. 9.4 Соображений).
Выводы Комитета: Комитет по правам человека… считает, что предъявленные ему факты свидетельствуют о нарушении прав г-на Гулиева по п. 1 ст. 10 и п. 1 ст. 14 Пакта (п. 10 Соображений).
Вопросы выдачи Сообщение: Хью Реймонд Гриффитс против Австралии.
Сообщение № 1973/2010. Соображения приняты Комитетом 21 октября 2014 г. Тема сообщения: содержание под стражей до выдачи.
Вопросы существа: право на свободу и личную неприкосновенность; право на справедливое судебное разбирательство; защита иностранцев от произвольной высылки; право на эффективное средство правовой защиты.
68
См. сообщения № 1425/2005, Марц против Российской Федерации, Соображения, принятые 21 октября 2009 г., пп. 6.5 и 6.6, и № 1346/2005, Тофанюк против Украины, Соображения, принятые 20 октября 2010 г., п. 11.3.
136 Правовые позиции Комитета: Комитет напоминает о своей правовой практике, согласно которой, для того чтобы содержание под стражей не было квалифицировано как произвольное, оно не должно продолжаться сверх того срока, в отношении которого государство-
участник может представить должные обоснования
69
(п.
7.2 Соображений).
Комитет напоминает, что пересмотр в судебном порядке вопроса о законности задержания в соответствии с п. 4 ст. 9 не ограничивается исключительно соответствием такого задержания внутреннему законодательству, а должен включать возможность принятия решений об освобождении в случае, если задержание несовместимо с требованиями Пакта, в частности с требованиями п. 1 ст. 9 Пакта
70
.
Решающее значение для целей п. 4 ст. 9 имеет то, чтобы такой пересмотр по своим последствиям должен быть реальным, а не просто формальным
71
(п. 7.5 Соображений).
Оценка Комитетом фактических обстоятельств: В настоящем деле содержание автора под стражей без перерывов продолжалось свыше двух лет и пяти месяцев, в течение которых он пользовался механизмам обжалования решения Федерального суда от 7 июля 2004 г. о том, что он подлежит выдаче из Австралии в Соединенные Штаты.
Хотя государство-участник ссылается на особые причины в оправдание его содержания под стражей, Комитет отмечает, что оно не доказало, что эти причины оправдывают продолжение содержания автора под стражей с учетом прошедшего срока и новых обстоятельств.
В частности, государство-участник не продемонстрировало, что с учетом особых обстоятельств, в которых находился автор, в его распоряжении не имелось менее принудительных средств для достижения тех же целей, т.е. соблюдения правил государства-участника и его обязательств в сфере международного сотрудничества по вопросам экстрадиции путем, например, введения требования о периодической явке для регистрации, использования поручительства или других условий, которые учитывали бы его личные обстоятельства. В частности, государство-участник не смогло продемонстрировать, было ли уделено должное внимание аргументам автора в поддержку его освобождения, таким как соблюдение условий предыдущего освобождения под залог в ходе тех же процедур экстрадиции, низкая опасность побега, отсутствие в прошлом судимости или состояние его здоровья (п. 7.2 Соображений).
Комитет также отмечает, и это так и не было опровергнуто государством-участником, что содержание под стражей до экстрадиции    69
См., например, К. против Австралии, п. 8.2.
70 См., например, К. против Австралии, п. 8.3; и сообщение № 1014/2001, Бабан против Австралии, Соображения, принятые 6 августа 2003 г., п. 7.2.
71
См., например, А. против Австралии, п. 9.5.
137 никак не ограничивается австралийским законодательством по срокам и что общим правилом в соответствии с правовой практикой Высокого суда по делам об экстрадиции является содержание лиц «под стражей независимо от того, необходимо их содержание под стражей или нет» … Комитет принимает во внимание аргумент автора об отсутствии как во внутреннем законодательстве, так и в судебной практике Высокого суда каких-либо указаний относительно сроков принятия Министром юстиции и таможенной службы решения об экстрадиции, которое, как ожидается, должно выноситься «при первой разумной возможности».
Отмечая, что в рассматриваемом случае вынесение такого решения заняло более 15 месяцев, а именно с 6 сентября 2005 г. по 22 декабря 2006 г., Комитет полагает, что государство-участник не смогло продемонстрировать, каким образом этот период времени отвечает требованию «разумной возможности» и почему продолжение содержания автора под стражей было необходимым и оправданным в течение этого конкретного периода времени.
С учетом этих обстоятельств, какими бы ни были причины для первоначального помещения под стражу, продолжающееся содержание автора под стражей до экстрадиции без достаточного индивидуального обоснования является, по мнению Комитета, произвольным и представляет собой нарушение п. 1 ст. 9 Пакта (п. 7.3 Соображений).
Комитет также принимает во внимание утверждение автора в связи с п. 4 ст. 9 Пакта о том, что в его распоряжении не имелось эффективных и доступных средств правовой защиты, позволяющих добиться судебного пересмотра вопроса о его продолжающемся содержании под стражей, которое приобрело произвольный характер по причине своей несоразмерной длительности. Он отмечает, что государство-участник не согласно с утверждением автора, заявляя, что такой пересмотр был возможен посредством подачи обращения об освобождении под залог.
Ссылаясь на свои соображения относительно приемлемости сообщения, а также на австралийское законодательство и судебную практику Высокого суда, Комитет отмечает, что освобождение под залог может быть санкционировано судом, только если затрагиваемое лицо сможет доказать наличие «особых обстоятельств», которые должны быть «чрезвычайными и не относиться к факторам, которые распространяются на всех лиц, подлежащих экстрадиции», а также продемонстрировать «высокую вероятностью успешного рассмотрения» ходатайства об освобождении под залог. Он принимает во внимание пояснение автора о том, что сама по себе продолжительность содержания под стражей не относится к «особым обстоятельствам» согласно судебной практике Высокого суда и что лицо обязано доказать факт изменения обстоятельств в целях обоснования нового ходатайства об освобождении под залог, если предыдущее ходатайство было
138 отклонено. …Он также отмечает, что государством-участником не было оспорено утверждение, согласно которому лица, которым угрожает экстрадиция, обычно содержатся под стражей независимо от необходимости такой меры (п. 7.4 Соображений).
В рассматриваемом случае автор содержался под стражей до экстрадиции в течение более чем двух лет без какой-либо возможности добиться судебного рассмотрения по существу вопроса о том, соответствует ли Пакту продолжение его содержания под стражей, или быть освобожденным на этом основании. С учетом этих обстоятельств, а также в свете своих выводов в соответствии с п. 1 ст. 9 Пакта Комитет считает, что автор фактически не имел возможности, в силу законодательства и практики государства-участника, воспользоваться эффективным разбирательством в суде в целях достижения пересмотра вопроса о законности продолжения его содержания под стражей, поскольку суды не были уполномочены рассматривать вопрос о том, продолжает ли его содержание под стражей быть законным по истечении времени, и принимать решение о его освобождении на этом основании.
Кроме того, он приходит к выводу о том, что государство-участник не продемонстрировало, что автор имел в своем распоряжении эффективные средства правовой защиты в связи со своими утверждениями по п. 4 ст. 9 Пакта. Таким образом, по мнению Комитета, подобное отсутствие возможности опротестовать факт содержания под стражей, которое противоречило или стало противоречить п. 1 ст. 9, является нарушением п. 4 ст. 9 Пакта
72
(п. 7.5 Соображений).
Выводы Комитета: Комитет по правам человека… считает, что представленные ему факты свидетельствуют о нарушении прав автора по пп. 1 и 4 ст. 9 Пакта (п. 8 Соображений).
Назначение наказания несовершеннолетним Сообщение: Бронсон Блессингтон и Мэтью Эллиот против Австралии. Сообщение № 1968/2010. Соображения приняты Комитетом 22 октября 2014 г. Тема сообщения: назначение несовершеннолетним наказания в виде пожизненного тюремного заключения.
Вопросы существа: жестокое, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение; существенные цели пенитенциарной системы; применение уголовного законодательства с приданием ему обратной силы; право несовершеннолетних на защиту.
Правовые позиции Комитета: Комитет напоминает о своем Замечании общего порядка № 21 (1992), в котором он указал, что    72
См., например, К. против Австралии, п. 8.3.
139 пенитенциарная система не должна носить лишь карательный характер и что в значительной степени она должна стремиться к исправлению и социальной реабилитации заключенного.
Комитет подчеркивает, что этот принцип имеет особое значение в случае несовершеннолетних (п.
7.8 Соображений).
Пункт 1 ст. 24 Пакта требует, чтобы государства-участники обеспечивали детям такие меры защиты, которые необходимы в их статусе несовершеннолетних. Это положение учитывает уязвимость и незрелость детей, а также их потенциал развития. Право детей на особое отношение также лежит в основе подп. b) п. 2 и п. 3 ст. 10, а также п. 5 ст. 6 Пакта, который запрещает вынесение смертного приговора за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет. Комитет считает, что такое отношение к несовершеннолетним, которое соответствует их возрасту и правовому статусу, не позволяет сделать окончательный вывод, что поступки, совершенные несовершеннолетним лицом, делают его на всю жизнь не поддающимся перевоспитанию и не заслуживающим освобождения, независимо от будущего личностного или социального развития.
Комитет напоминает … о п. а) ст. 37 Конвенции о правах ребенка, в котором предусмотрено, что «ни смертная казнь, ни пожизненное тюремное заключение, не предусматривающее возможности освобождения, не назначаются за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет». Хотя главная роль Комитета состоит в контроле за соблюдением Пакта, Комитет считает это положение, которое включено в международный договор, ратифицированный или принятый на почти универсальном уровне, включая государство-участник, ценным источником толкования Пакта в настоящем деле (п. 7.11 Соображений).
Оценка Комитетом фактических обстоятельств: Комитет отмечает, что в результате применения Приложения 1 к Закону о преступлениях (Процедура назначения наказания) 1999 года и принятого впоследствии законодательства авторы должны отбыть 30 лет от их пожизненного срока, прежде чем они смогут ходатайствовать об установлении ограниченного срока наказания; рассмотрение этого ходатайства будет ограничено назначением срока без права на условно-
досрочное освобождение, и только по истечении срока без права на условно-досрочное освобождение Управление по условно-досрочному освобождению штата Новый Южный Уэльс может освободить авторов, если будет существовать неминуемая угроза их смерти или физическая недееспособность (п. 7.6 Соображений).
Комитет считает, что назначение авторам как несовершеннолетним наказания в виде пожизненного тюремного заключения может быть совместимо со ст. 7, рассматриваемой в совокупности с п. 3 ст. 10 и ст. 24 Пакта, только в том случае, если существует возможность пересмотра
140 наказания и перспектива освобождения, несмотря на тяжесть совершенного ими преступления и связанные с ним обстоятельства. Это не означает, что освобождение должно быть обязательно предоставлено.



Санкт-Петербург:
телефон: +7 921 908-14-32
Железноводская ул., д. 34/5, 4-й этаж

Москва:
телефон +7 965 2505910
Гостиничная ул., д. 4 корп. 9 подъезд 1а

Нижний Новгород:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Маршала Голованова д. 15а

Ростов-на-Дону
тел. +7 921 908-14-32
Ворошиловский пр., д. 5

Симферополь:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Крылова, д. 5

Наши реквизиты:

ООО "Юридическое бюро Юрьева"
ОГРН 1047806003850
ИНН/КПП: 7804176920/471101001
р/с 40702810510000102708
в АО "ТИНЬКОФФ БАНК" к/с 30101810145250000974
БИК 044525974


Основание платежа: Оплата юридических услуг, НДС не облагается.