Понятие инвестиционной деятельности

Термин «инвестиционная деятельность» неоднократно встречается как в нормативных актах, так и в литературе. Вместе с тем, вопрос о ее содержании во многом остается открытым не только для законодателя, но и для доктрины, и требует дальнейшего исследования. В Федеральном законе от 25.02.1999 №39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений»1 (далее Закон об инвестиционной деятельности) под инвестиционной деятельностью понимается вложение и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта (ст. 1). В данном случае инвестиционная деятельность определяется как совокупность вложения капитала и действий по использованию инвестированных средств. Региональный законодатель дает более развернутое определение инвестиционной деятельности: совокупность действий по реализации инвестиционного проекта по созданию новых и (или) расширению существующих производственных мощностей (…) и нематериальных активов на территории Ленинградской области2. Для целей залога инвестиционная деятельность в Законе «О финансовой аренде (лизинге)»3 понимается как деятельность по приобретению имущества и передаче его в лизинг (ст.2).

В научной литературе инвестиционная деятельность также определяется различным образом. Некоторые авторы понимают инвестиционную деятельность как совокупность действий по вложению и реализации инвестиций4, другие, напротив, говоря об инвестиционной деятельности, ограниченно рассматривают ее только как процесс вложения капитала5. Иногда понятие «инвестиционная деятельность» употребляется как синоним понятия «инвестиционный процесс»6. Таким образом, ни законодательство, ни теория однозначного понимания инвестиционной деятельности не предлагает.

Анализ положений Закона об инвестиционной деятельности (ст. 6, 15) позволяет выделить некоторые принципы, на которых, по мысли законодателя, должна основываться инвестиционная деятельность. Во-первых, инвестиционная деятельность представляет собой свободную деятельность, основанную на собственном интересе инвестора, на свободе его воли. Целью этой деятельности может быть как получение прибыли, так и достижение социального эффекта. Однако, реализуя свои интересы, инвестор всегда способствует достижению общественного, публичного интереса. Во-вторых, государство гарантирует всем субъектам инвестиционной деятельности обеспечение равных прав при осуществлении инвестиционной деятельности. Хотел ли этим законодатель сказать, что отношения между субъектами инвестиционной деятельности строятся на началах равенства? Или же он подразумевал равноправие инвесторов (в том числе унифицированность публичных процедур) как это понимается в Законе Санкт-Петербурга о государственной поддержке инвестиционной деятельности на территории Санкт-Петербурга7? В-третьих, государство гарантирует стабильность инвестору в течение срока окупаемости его проекта и защиту его вложений, защиту прав и законных интересов инвестора. Кроме того, можно выделить принцип самостоятельности осуществления инвестиционной деятельности, тесно связанный с принципом свободы выбора объекта инвестиций.

Как и любая другая деятельность, инвестиционная деятельность представляет собой ряд последовательных действий. Инвестиционная деятельность осуществляется посредством разработки и реализации инвестиционных проектов. Понятие инвестиционного проекта является определяющим, поскольку он раскрывает содержание инвестиционной деятельности в каждом конкретном случае, и содержится в нормативных правовых актах. В частности, в Законе об инвестиционной деятельности (ст.1) указывается, что инвестиционный проект — это обоснование экономической целесообразности, объема и сроков осуществления капитальных вложений, в том числе необходимая проектно-сметная документация, разработанная в соответствии с законодательством Российской Федерации и утвержденными в установленном порядке стандартами (нормами и правилами), а также описание практических действий по осуществлению инвестиций (бизнес-план).

Результаты инвестиционной деятельности

Те действия, которые различными субъектами совершаются в процессе инвестиционной деятельности, не всегда имеют правовые последствия. Нас интересуют лишь те, которые порождают соответствующие правоотношения, поскольку предметом правового регулирования является определенная категория общественных отношений8. Насколько определенна и самостоятельна категория инвестиционных отношений, достаточно ли она объективна для ее обособления от иных общественных отношений?

Общей теорией права выработано понятие отрасли права и основные критерии отнесения той или иной совокупности институтов к правовой категории «отрасль права». Причем следует отметить единодушие ученых при определении этого вопроса: в основе деления права на отрасли и институты лежат два критерия: предмет правового регулирования и метод правового регулирования9. «Каждая отрасль права имеет свой предмет правового регулирования – соответствующую область общественных отношений. Когда возникают новые общественные отношения, которые необходимо урегулировать с помощью права, возникают основания и для выделения новой отрасли права. Однако только предмета правового регулирования недостаточно для разграничения отраслей права, поскольку общественные отношения чрезвычайно многообразны. Поэтому необходим второй критерий – метод правового регулирования – совокупность приемов, способов, средств воздействия права на отдельную сферу общественных отношений»10.

На первый взгляд инвестиционные отношения являются преимущественно гражданско-правовыми, они обладают общими с другими гражданско-правовыми отношениями чертами: являются волевыми, основанными на равенстве, имущественными, товарно-денежными отношениями. Конституция РФ11 (ст.71) относит гражданское законодательство к исключительному ведению РФ. Следовательно, все правовые акты, регулирующие гражданско-правовые отношения, должны приниматься исключительно на федеральном уровне. Правовое регулирование инвестиционной деятельности осуществляется на региональном уровне (в частности, уже упомянутыми выше Законом Санкт-Петербурга о государственной поддержке инвестиционной деятельности на территории Санкт-Петербурга, законом Ленинградской области о государственной поддержке инвестиционной деятельности в Ленинградской области и др.). Это связано с тем, что в процессе осуществления инвестиционной деятельности возникает множество общественных отношений, не все из которых могут быть урегулированы гражданским законодательством. Инвестиционная деятельность опосредуется различными по природе отношениями: 1) возникающими на основе договоров между участниками инвестиционной деятельности инвестиционными отношениями, которые являются предметом гражданского права, и 2) публичными отношениями, опосредующими государственное регулирование и контроль такой деятельности (предмет публичного права)12.

Этапы инвестиционной деятельности

Такое деление соответствует и этапам инвестиционного процесса. Первый этап можно обозначить как преддоговорный. Инвестор принимает решение о вложении временно свободных средств в качестве инвестиций. Субъекты инвестиционных отношений составляют инвестиционный проект, получают разрешения (лицензии) на осуществление тех действий, которые необходимо будет осуществить для реализации инвестиционного проекта, проводится экспертиза инвестиционных проектов (ст.14 Закона об инвестиционной деятельности), проводятся торги на право заключения договора аренды земельных участков или на право заключения инвестиционного договора. Перечень действий, осуществляемых субъектами инвестиционной деятельности на данном этапе, зависит от объекта инвестиционной деятельности, от форм собственности объекта инвестиционной деятельности, от субъектов: являются ли они частными или публичными и т.д. В частности, взаимоотношения потенциального инвестора, имеющего предложение по осуществлению вложений в недвижимость Санкт-Петербурга, с исполнительным органом государственной власти Санкт-Петербурга определяются Законом СПб от 17.06.2004 N 282-43 «О порядке предоставления объектов недвижимости, находящихся в собственности Санкт-Петербурга, для строительства и реконструкции»13. Данный закон определяет права и обязанности потенциальных инвесторов, порядок их взаимодействия с исполнительным органом государственной власти Санкт-Петербурга, а также права и обязанности исполнительного органа государственной власти Санкт-Петербурга в рамках инвестиционного процесса. Таким образом, субъекты инвестиционных отношений на данном этапе становятся участниками урегулированных законом Санкт-Петербурга публичных правоотношений с возложением на них соответствующих прав и обязанностей14.

Второй этап инвестиционной деятельности – это непосредственно заключение договора об осуществлении инвестиционной деятельности и его исполнение. Договор всегда предполагает волевое соглашение двух и более субъектов права об установлении, изменении или прекращении субъективных прав и обязанностей15. Тем не менее, конструкция договора применяется в различных отраслях права: международном, административном, финансовом и др. Все договоры отличаются специальными признаками, определяемыми спецификой регулирующей их отрасли. Поскольку право как систему отраслей принято разделять на частную и публично-правовую подсистемы, наиболее общим будет разграничение договоров на частноправовые и публично-правовые16. Понятие административного или публичного договора обсуждается в правовой доктрине, но не закреплено в законодательстве, что существенно снижает возможность использования конструкции договора для оформления публично-правовых отношений. Вопрос о правовой природе договора об осуществлении инвестиционной деятельности является принципиальным для определения правовых норм, подлежащих применению при разрешении споров, вытекающих из этого договора.

Инвестиционные правоотношения

Инвестиционные отношения – это всегда отношения собственников, отношения по поводу собственности, которые должны осуществляться в условиях действия рыночных механизмов, т.е. «там и тогда, где и когда властные отношения перестают иметь доминирующее значение в обществе»17. Это возможно, когда отношения складываются по поводу частной собственности, субъекты отношений юридически равны, а основной целью является извлечение прибыли. Иная ситуация складывается, когда участником таких отношений становится государство. Гражданский Кодекс РФ18 позволяет РФ, субъектам РФ и муниципальным образованиям выступать в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами (п.1. ст.124). Необходимо подчеркнуть, что Гражданский Кодекс РФ не признает публично-правовые образования юридическими лицами, а лишь разрешает применять относительно них нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством (п.2 ст.124). Такая искусственная конструкция необходима для того, чтобы РФ, субъект РФ или муниципальное образование - публичный субъект, обладающий верховенством на соответствующей территории и правом издавать обязательные предписания, обеспеченные принудительными мерами, в то же время мог выступать участником гражданско-правовых отношений. В первую очередь, это означает ограничение государством своих властных полномочий в отношении других участников и подчинение общим принципам гражданского права: равенство участников гражданско-правовых отношений, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственное осуществление гражданских прав, запрет злоупотребления правом и иного ненадлежащего осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебная защита19. Но реализация всех этих принципов оказывается весьма проблематичной, поскольку государство даже будучи участником гражданско-правовых отношений не отказывается от своей власти и суверенитета (такой отказ был бы нелегитимным и противоречил бы принципам конституционного права). Государство оказывается носителем одновременно двух видов правосубъектности: конституционной и гражданско-правовой20. При этом государство часто оказывается в таком положении, когда, с одной стороны, оно должно соблюсти публичные интересы, за которыми стоит все общество в целом, а с другой – подчиниться нормам гражданского права, отражающим интересы частного лица в конкретном деле. В результате указанные основополагающие гражданско-правовые принципы претерпевают постоянные ограничения. Управление государственной собственностью – предмет административного права, прерогатива государства в лице его органов. Использование государственной собственности в целях осуществления инвестиционной деятельности затрагивает интересы государства, общества, что неизбежно влечет проникновение публично-правовых элементов в гражданские правоотношения с участием публичного субъекта. Это происходит в силу специфики правового статуса публичного субъекта, вступающего в частноправовые отношения. Тем не менее, природа договора от этого не становится публично-правовой, поскольку в договоре присутствует два волеизъявления и государство не может пренебрегать волеизъявлением другого участника отношений, произвольно изменяя и прекращая права и обязанности. Другое дело, что административные акты, принятые в связи с осуществлением инвестиционной деятельности до заключения договора, а затем и сам договор об осуществлении инвестиционной деятельности влекут за собой предоставление со стороны государства различных льгот. Нередко договор содержит обязательства Правительства по оказанию помощи в вопросах получения необходимых разрешений (на проектирование и строительство), по предоставлению налоговых, таможенных льгот и иной помощи. Но публично-правовые льготы и привилегии не могут устанавливаться гражданско-правовым договором. Таким образом, договор об осуществлении инвестиционной деятельности порождает лишь гражданские права и обязанности, но вместе с тем, и является юридическим фактом, с которым закон связывает возникновение права инвестора на получение соответствующих льгот и привилегий. В принципе, то же самое происходит и в случае, когда государство не становится стороной договора об осуществлении инвестиционной деятельности. Инвестор обладает теми же правами и льготами.

Законодательство об инвестициях

Инвестиционное законодательство включает положения и гражданско-правового, и административно-правового характера, именно поэтому инвестиционное законодательство состоит из федеральных законов и законов субъектов РФ. В современной правовой науке принято помимо базовых отраслей права, выделять и комплексные отрасли права, такие как морское право, банковское право, хозяйственное право, страховое право21. Эти образования являются комплексными в том смысле, что общественные отношения, составляющие предмет их регулирования, являются разнородными и не связаны единым методом правового регулирования. В литературе до сих пор нет единого мнения относительно роли и места инвестиционного права в системе российского права. Превалирует мнение, что инвестиционное законодательство – комплексная отрасль законодательства, объединяющая нормы различной отраслевой принадлежности. Нельзя не согласиться с точкой зрения Ю.К.Толстого, который определяет соотношение отрасли законодательства и отросли права как форму и содержание. Форма не может быть оторвана от своего содержания, а потому отраслевая дифференциация законодательства не может быть иной, чем система самого права: отраслей законодательства столько, сколько отраслей права. Иначе форма перестанет соответствовать своему содержанию22. В этом смысле инвестиционного права как самостоятельной отрасли права не существует. Тем не менее, не представляется обоснованным отказываться от понятия комплексных отраслей права. В отличие от основных отраслей права, комплексные не имеют особого места в системе права, им отводится лишь условное место. Но необходимость их существования обусловлена целью систематизации правовых норм, и с практической точки зрения выделение инвестиционного права как комплексной отрасли права оказывается оправданным.

Таким образом, предел допустимости использования публичных начал в правовой регламентации отношений инвестирования определяется природой возникающих в процессе осуществления инвестиционной деятельности отношений, которые подразделяются на два типа: преддоговорные отношения, складывающиеся между неравными субъектами, имеющие публично-правовую природу, и отношения, связанные с заключением и исполнение гражданско-правового договора об осуществлении инвестиционной деятельности.

 


 

1 СЗ РФ. – 1999. - №9. – Ст. 1096.

2 Закон Ленинградской области от 22.07.1997 N 24-оз «О государственной поддержке инвестиционной деятельности в Ленинградской области» // Вестник правительства Ленинградской области, N 8, август 1997.

3 СЗ РФ, N 44, 02.11.98, ст.5394.

4 Бублик В. А. Гражданско-правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации. Екатеринбург. 1999. С. 128.

5 Предпринимательское право: Курс лекций / Под ред. Н. И. Клейн. М. 1993, с.143.

6 Фархутдинов И. З. Международное инвестиционное право: теория и практика применения. М. 2005. С.60; Литягин Н. Н. Правовые основы инвестиционной деятельности в Российской Федерации. - М. : МГИУ, 2002. - С. 9.

7 Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, N 10-11, 03.11.98.

8 Сорокин В.Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс (макроуровень),. – СПб, 2003, стр. 97.

9 Поляков А. В., Тимошина Е. В. Общая теория права. – СПб, 2005. С 357; Матузов Н.И., Малько А.В. Курс лекций по теории государства и права. М., 1999. С. 353.

10 Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права. Учебник для вузов. М., 1998. С.222.

11 Российская газета. – 1993. - №237.

12 Попондопуло В. Ф. Коммерческое (предпринимательское) право России: Учебник. – М. 2006, С. 517.

13 Вестник Законодательного собрания Санкт-Петербурга, N 7-8, 09.08.04.

14 Кустова М.В., Скворцов О.Ю. О некоторых правовых вопросах инвестирования в недвижимость Санкт-Петербурга. Юрист и бухгалтер; №3. – СПб., 2004.

15 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. – М.: «Статут», 2003. С. 13-14.

16 Бахрах Д.Н., Хазанов С.Д., Демин А.В. Административное право России. – М, 2002. С.149.

17 Касенова М.Б. Соотношение публичных и частных начал в российском инвестиционном праве. Адвокат, №8, 2006.

18 СЗ РФ. – 2004. - №32. – Ст.3301.

19 Андреев Ю.Н. Участие государства в гражданско-правовых отношениях. 2005. С.14.

20 Пятков Д.В. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности. С.58.

21 Фархутдинов И. З., Трапезников В. А. Инвестиционное право. – М.: Волтерс Клувер, 2006. С.13.

22 Толстой Ю.К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства // Правоведение. 1957. №1. С.44-47.



Санкт-Петербург:
телефон: +7 921 908-14-32
Железноводская ул., д. 34/5, 4-й этаж

Москва:
телефон +7 965 2505910
Гостиничная ул., д. 4 корп. 9 подъезд 1а

Нижний Новгород:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Маршала Голованова д. 15а

Ростов-на-Дону
тел. +7 921 908-14-32
Ворошиловский пр., д. 5

Симферополь:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Крылова, д. 5

Наши реквизиты:

ООО "Юридическое бюро Юрьева"
ОГРН 1047806003850
ИНН/КПП: 7804176920/471101001
р/с 40702810510000102708
в АО "ТИНЬКОФФ БАНК" к/с 30101810145250000974
БИК 044525974


Основание платежа: Оплата юридических услуг, НДС не облагается.