Поправками в ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ внесены значительные изменения порядка оплаты судебной экспертизы. В целом можно сказать, что порядок её оплаты приближается к модели, описанной в Арбитражном процессуальном кодексе РФ, то есть назначение экспертизы — внесение денежных средств на расчётный счёт — перечисление экспертам вознаграждения — проведение экспертизы. Но в модели, принятой в судебной практике судов общей юрисдикции, сохраняется старый порядок — экспертиза оплачивается сторонами самостоятельно. На форуме экспертов нас упрекнули в неточности в этом моменте, действительно, такой порядок не соответствует действующему ГПК РФ, потому что схема действий в принципе должна быть такой же, как и в АПК РФ.  Но на практике даже депозитных счетов у судов не существует, во всяком случае, судьи об их существовании ничего не знают.

В одном из дел нам пришлось столкнуться с такой ситуацией.

Общество обратилось с иском об определении порядка пользования зданием. Поскольку среди многочисленных сособственников здания были физические лица, дело оказалось подведомственным суду общей юрисдикции. В соответствии с правилами о подсудности дело попало к мировому судье. Пройдя все инстанции, дело вернулось из надзора с указанием провести экспертизу, в первую инстанцию.

Мировой судья назначил экспертизу, поручив её проведение обществу с ограниченой ответственностью «Центр судебных экспертиз». Указанная организация, получив определение суда и материалы дела, выставила счёт на сумму около 180000 рублей, который Общество оплатило своевременно и полностью.

Эксперт указанной организации явился для обследования здания, и увидел, что оно состоит из нескольких этажей производственных корпусов. После этого он заявил, что стоимость экспертных работ должна быть значительно выше. Общество с ограниченной ответственностью «Центр судебных экспертиз» выставило счёт на 1600000 рублей, то есть почти в 10 раз выше того, что было оплачено ранее. Для Общества при такой сумме ставился под вопрос целесообразность самого процесса, поэтому оно новый счёт оплачивать не стало. Экспертная организация вернула материалы обратно, указав в сопроводительном письме, что материалы возвращаются в связи с неоплатой со стороны Общества.

 

Описанная ситуация ставит перед нами сразу несколько вопросов.

  1. Как квалифицировать отношения, складывающиеся между стороной, на которую возложена оплата экспертизы, и экспертной организацией?

  2. Как квалифицировать отношения между экспертной организацией и судом?

  3. Вправе ли экспертная организация изменять стоимость экспертизы в процессе её проведения?

  4. Можно ли обязать экспертную организацию к проведению экспертизы?

  5. Можно ли сменить экспертную организацию после вынесения определения о назначении экспертизы?

  6. В каком порядке следует возвращать стороне уплаченные за экспертизу деньги, если экспертиза не проведена?

  7. Как квалифицировать отказ в проведении экспертизы после несогласия стороны с новой стоимостью экспертизы?

Проще всего ответить на последний вопрос. В соответствии с новой редакцией п. 2 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ эксперт не вправе отказаться от проведения экспертизы ввиду её неоплаты. Он должен провести экспертизу, а суд будет решать вопрос о распределении расходов между сторонами. Понятно, что такая схема неудобна для экспертов, на которых в соответствии с ней возлагается риск невозврата стоимости экспертизы, но с другой стороны, такая схема является разумным балансом, так как высокая стоимость экспертизы может быть значительным препятствием на пути защиты своих прав гражданином. Правда, то, что это препятствие устраняется за счёт совершенно посторонних коммерческих организаций, а не за счёт государства, не вполне логично.

За такого рода отказ на руководителя экспертного учреждения накладывается штраф до 5000 рублей (п. 1 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ). Но каким образом заставить его проводить экспертизу?

Для этого-то требуется сперва квалифицировать те отношения, которые складываются между экспертами, судом и сторонами.

Во-первых, необходимо разобраться с тем, какого рода отношения возникают между участниками экспертного процесса — гражданско-правовые или процессуальные? Как известно, в рамках гражданского процесса возможны особые гражданско-правовые отношения, например, мировые соглашения, которые, по нашему мнению, следует квалифицировать в качестве гражданско-правовых сделок. Не следует ли тем же образом квалифицировать и отношения «эксперт-сторона» или «эксперт-суд»?

Действительно, речь идёт о возмездном оказании некоторой услуги, причём оказывает её, как правило, коммерческая организация, самостоятельно определяющая стоимость своих услуг, а другая сторона — участник процесса, при определённых обстоятельствах — федеральный бюджет, обязана оплатить оказанную услугу. Тем не менее, эти отношения нельзя квалифицировать в рамках главы 39 Гражданского процессуального кодексаРФ (возмездное оказание услуг) и вот почему. Как установлено п. 1 ст. 2 Гражданского процессуального кодекса РФ, гражданское законодательство регулирует отношения, возникающие на основе равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности сторон. Хотя в определённых случаях автономия воли может быть ограничена (например, в случае обязательного заключения договора), в целом это ещё не лишает стороны самостоятельности. В случае же с отношениями «суд — эксперт» вторая сторона полностью лишена какой-либо самостоятельности, она лишь вправе претендовать на вознаграждение, все остальные права связаны только с процессуальными вопросами проведения экспертизы. Можно было бы предположить, что отношения между стороной (плательщиком) и экспертом регулируются положениями об обязательном заключении договора, иными словами, после принятия определения суда, на эксперта возлагается обязанность заключить договор. Но такая трактовка не подходит по следующим причинам. Ст. 445 Гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующая заключение договора в обязательном порядке, предусматривает, во-первых, обязательность его заключения только для одной из сторон, а не для обеих, во-вторых, процедура, предусмотренная этой статьёй, никак не укладывается в рамки взаимоотношений «сторона-эксперт». Действительно, участник процесса сам не становится обязанным лицом перед экспертом, на него эта обязанность возлагается судом, и самостоятельного права требования к нему у эксперта не возникает. Нет здесь и никакой преддоговорной процедуры (оферты, акцепта), поскольку материалы дела и определение о назначении экспертизы уже у эксперта. Наконец, самое главное, — между участником процесса и экспертом нет и не может быть никакого договора. Несмотря на то, что в своё время многие экспертные учреждения настаивали на заключении договора с участниками процесса, на самом деле эти отношения не являются договорными, поскольку они не устанавливают никаких прав и обязанностей сторон. Все права и обязанности сторон устанавливаются законом и определением суда, любое отклонение от них будет либо процессуальным нарушением, либо бессмысленным действием с точки зрения права.

Итак, складывающиеся отношения ни между судом и экспертом, ни между стороной и экспертом, никак нельзя признать гражданско-правовыми, они являются сугубо процессуальными, то есть публичными, а не частными. Отсюда вытекает важный момент, касающийся определения стоимости экспертизы. В рамках публичного права стоимость услуги определить невозможно. Так же, как и размер пошлины за обращение в суд, «стоимость» услуги — представляет собой либо заранее определённую, установленную в законе сумму, либо — возмещение необходимых расходов. Иными словами, не экспертное учреждение и не эксперт должен определять стоимость проведения экспертизы, а суд. Безусловно, эксперт вправе предлагать свою стоимость экспертизы, вправе выставлять счёт, рассчитывать на то, что его стоимость будет учтена. Но окончательное решение о стоимости экспертизы остаётся за судом, и в новой редакции п. 2 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ (от 28.06.2009) имеется прямое указание на это. В нём указано: «В случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной».

Из текста этого абзаца видно, что экспертное учреждение не направляет в суд счёт или справку о стоимости экспертизы, но «документы, подтверждающие расходы на проведение экспертизы». Что может входить в эти «расходы»? Затраты на материальные ресурсы, затраты на заработную плату, прочие расходы, — всё, что угодно, но самое главное, среди них нет ни слова о прибыли экспертного учреждения. Тем самым закон ориентирует нас на то, что судебно-экспертная деятельность не должна быть коммерческой. Кроме того, с учётом того, что в суд направляются «документы, подтверждающие расходы», следует предполагать, что эти документы должны быть оценены судом на предмет, действительно ли они подтверждают расходы или нет. Иными словами, суд вправе принять во внимание не все «подтверждающие документы», а часть расходов признать неподтверждёнными.

Из вышеприведённого рассуждения можно сделать вывод относительно оставшихся вопросов. Экспертное учреждение вправе предлагать суду рассмотреть вопрос о компенсации дополнительных расходов за проведение экспертизы, но вопрос об удовлетворении этой просьбы лежит в пределах компетенции суда. Экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения экспертизы за исключением случаев, прямо перечисленных в законодательстве. Другой вопрос, что принудить к исполнению определения суда возможно только единственным путём — путём наложения штрафа на руководителя экспертного учреждения в размере до 5000 рублей. Впрочем, этот штраф можно накладывать неоднократно, а помимо этого можно ставить вопрос перед следственными органами о возбуждении уголовного дела по статье 315 Уголовного кодекса РФ (злостное неисполнение приговора или решения суда, иного судебного акта служащим коммерческой или иной организации). Для возбуждения дела по этой статье необходимо подтвердить факт назначения экспертизы, неоднократного неисполнения определения о её назначении, что в совокупности свидетельствует о «злостности» неисполнения этого определения руководителем экспертного учреждения. Как указывают комментаторы Уголовного кодекса РФ «Под злостным неисполнением судебного акта понимается отказ лица исполнить судебное решение, несмотря на повторное предписание суда».

В то же время суд вправе в любой момент принять решение о замене экспертного учреждения. Эта замена осуществляется до проведения экспертизы не в рамках назначения повторной или дополнительной экспертизы, так как, в соответствии со ст. 87 Гражданского процессуального кодекса РФ и дополнительная, и повторная экспертизы назначаются только при наличии ранее данного заключения эксперта. Замена экспертного учреждения осуществляется путём принятия нового определения о назначении экспертизы.

Остаётся ещё вопрос о порядке возвращения денежных средств, перечисленных стороной за экспертизу, которая так и не была проведена. Полагаем, что эти деньги, как приобретённые без достаточных правовых оснований, представляют собой неосновательное обогащение, которое может быть взыскано в гражданско-правовом порядке на основании ст. 1102 Гражданского кодекса РФ.

См. нашу статью.

Комментарий к Уголовному кодексу РФ. 7-е издание. М., 2007. Комментарий к ст. 315.



Санкт-Петербург:
телефон: +7 921 908-14-32
Железноводская ул., д. 34/5, 4-й этаж

Москва:
телефон +7 965 2505910
Гостиничная ул., д. 4 корп. 9 подъезд 1а

Нижний Новгород:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Маршала Голованова д. 15а

Ростов-на-Дону
тел. +7 921 908-14-32
Ворошиловский пр., д. 5

Симферополь:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Крылова, д. 5

Наши реквизиты:

ООО "Юридическое бюро Юрьева"
ОГРН 1047806003850
ИНН/КПП: 7804176920/471101001
р/с 40702810510000102708
в АО "ТИНЬКОФФ БАНК" к/с 30101810145250000974
БИК 044525974


Основание платежа: Оплата юридических услуг, НДС не облагается.