Действующее легальное определение обязательства из неосновательного обогащения содержится в п. 1 ст.1102 Гражданского кодекса РФ: «Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение)( Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 2 // Собрание законодательства РФ от 29.01.1996 г. №5. Ст.410).
Субъекты обязательств из неосновательного обогащения

Как вытекает из легального определения указанных обстоятельств, в качестве должника в этих обязательствах выступает лицо, в хозяйственной сфере которого без правового основания образовалась имущественная выгода, в качестве кредитора — лицо, за счет которого это произошло и которое в результате оказалось в убытке. И должником, и кредитором могут быть как граждане, в том числе и недееспособные (поскольку неосновательное обогащение может иметь место независимо от воли обогатившегося), так и юридические лица, независимо от характера их правосубъектности. При недееспособности субъектов кондикционных обязательств – физических лиц – их интересы обеспечивают законные представители недееспособных граждан (ст.29 Гражданского кодекса РФ), граждан, не обладающих полной дееспособностью (ст. 26, 28 Гражданского кодекса РФ), и граждан, признанных ограниченно дееспособными (ст.30 Гражданского кодекса РФ) - родители, усыновители, опекуны, попечители.

По общему правилу, в качестве кредиторов могут выступать лишь те лица, за счет которых произошло неосновательное обогащение. Другие лица могут иметь соответствующий статус только в случаях, прямо предусмотренных законом (опекун недееспособного лица; управляющий имуществом безвестно отсутствующего; органы государственной власти, представляющие казну – налоговые, финансовые органы).

При этом необходимо разграничивать участие государства в данных отношениях как стороны кондикционного обязательства (например, суммы неосновательно выплаченных пенсий и пособий при недобросовестности со стороны их получателя могут быть взысканы в доход государства на основании общих норм о неосновательном обогащении) и независимого арбитра, применяющего меру наказания. Так, в ст. 402 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. и в ч. 4 ст. 473 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. содержались нормы, согласно которым имущество, приобретенное вследствие противозаконных действий или действий, заведомо противных интересам социалистического государства и общества, взыскивается в доход государства. Это, на первый взгляд, противоречило господствовавшей в то время концепции разграничения деликтных и кондикционных обязательств по признаку вины. Однако В.С. Ем справедливо отмечает, что в данном случае речь идет как раз об отказе в кондикции имущества, приобретенного в результате антисоциальных действий (Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения. // Законодательство. - 1999. - №7. С. 22.). При отказе в кондикции, по мнению данного автора, не может быть кондикционного обязательства, а обогащение подлежит взысканию в доход государства в качестве меры наказания. При этом требования государства здесь являются конфискационными, а не кондикционными. Современным примером данных положений В.С. Ем называет ст. 169 и ст. 179 Гражданского кодекса РФ.
Объектом обязательства является имущество. При этом данный термин следует трактовать расширительно, включая сюда также имущественные права и все защищаемые правом материальные блага. Между тем в понятие «имущество» не входят долги, ибо обогащение понимается как некая выгода для лица, а отнюдь не обязанность. Поскольку обязательства из неосновательного обогащения защищают только сферу имущественных интересов, компенсация морального вреда потерпевшему согласно ст. 1099 Гражданского кодекса возможна лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Состояние имущества, образующего неосновательное обогащение, может улучшиться или ухудшиться; оно может приносить доход или требовать затрат на свое содержание, поэтому зачастую возникают проблемы в определении состава имущества, подлежащего возврату при исполнении кондикционного обязательства.
Условия возникновения обязательств из неосновательного обогащения

Наименование рассматриваемых обязательств может навести на мысль, будто они возникают без какого бы то ни было юридического основания. Однако, отсутствие основания для того, чтобы признать обогащение правомерным, вовсе не означает, что нет основания для возникновения самого обязательства. Таким образом, кондикционное, как и любое другое, обязательство возникает лишь при наличии предусмотренных законом оснований, которые именуются юридическими фактами.

Анализируя суть данных обязательств, О.С. Иоффе так определил условия их возникновения: «Во-первых, необходимо, чтобы одно лицо приобрело (сберегло) имущество за счет другого, то есть чтобы увеличение или сохранение в прежнем размере имущества на одной стороне явилось результатом соответствующего его уменьшения на другой стороне… Во-вторых, нужно, чтобы приобретение (сбережение) (…) произошло при отсутствии к тому достаточных оснований…» (Иоффе О.С. Обязательственное право. – М.: Юридическая литература, 1975. С. 857-858). Действующий Гражданский кодекс РФ указывает в п.1 ст. 1102 те же фактические основания. Необходимо остановиться на этом более подробно.

Приобретение имущества одним лицом за счет другого означает количественное увеличение размера имущества должника с одновременным уменьшением его у кредитора. Приобретение предполагает количественные приращения имущества, повышение его стоимости без произведения соответствующих затрат приобретателем, например, когда гражданин, действуя по поручению другого, ошибочно передает долг доверителя не заимодавцу, а другому лицу; когда организация повторно оплачивает полученные на ее имя товары и т. п. Необходимо отметить, что приобретение имущества может рассматриваться как неосновательное обогащение даже тогда, когда у приобретателя возникло какое-либо субъективное право на имущество. Например, согласно абз. 2 п.1 ст. 220 Гражданского кодекса РФ лицо, действующее добросовестно и изготовившее новую вещь путем переработки для себя, приобретает право собственности на эту вещь, если стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов. При этом спецификатор обязан возместить собственнику материалов их стоимость, в противном случае последний вправе предъявить иск из неосновательного обогащения, т.к. фактически спецификатор приобрел вещь без надлежащих затрат (См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч.2 (постатейный)/ под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого – М.: ТК Велби, изд-во Проспект, 2005. С.1025).

Сбережение имущества, т.е. сохранение в прежнем виде количества имущества, которое при обычных обстоятельствах должно было уменьшиться. Это означает, что лицо должно было израсходовать свои средства, но не израсходовало их либо благодаря затратам другого лица, либо в результате невыплаты положенного вознаграждения другому лицу. Например, если по платежному поручению хозяйственного общества банк ошибочно списывает деньги со счета другого хозяйственного общества или если должник, заблуждаясь, исполняет обязательство ненадлежащему кредитору.

Новеллой в Гражданском кодексе РФ является то, что в п. 2 ст.1105 прямо предусмотрены последствия такого рода сбережения, которое возникло в результате временного пользования чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами. При этом под «чужим» следует понимать то имущество, которым лицо не вправе пользоваться без согласия другого лица (обогатившимся может выступать и собственник, использующий вещь, сданную в аренду). Вместе с тем не всякое сбережение является обогащением в смысле ст. 1102 Гражданского кодекса РФ. Например, не образует неосновательного сбережения невозврат долга. Неисполнение обязательства не является сбережением имущества должника, поскольку не прекращается сама обязанность по возврату долга. Сбережение является обогащением лишь при условии, что имущество у лица должно было уменьшиться, но не уменьшилось. Обязательство займа должно быть исполнено путем возврата заимодавцу суммы займа. Если заемщик не возвращает сумму в срок, то к нему применяются меры гражданско-правовой ответственности, а размер имущества соответственно должен уменьшиться в дальнейшем (См.: Корнилова Н.В. Понятие и условия возникновения обязательств вследствие неосновательно обогащения // Юрист. – 2004. - №7. С. 22).
В п.2 ст. 1102 содержится практически важное положение, согласно которому неосновательное обогащение имеет место независимо от действий сопричастных к нему лиц и их воли. Указанная норма имеет особое значение применительно к разграничению кондикционных и деликтных обязательств. Это обусловлено разнохарактерностью юридических фактов, способных породить неосновательное обогащение. Таким образом, неосновательное приобретение или сбережение имущества могут возникнуть вследствие действий и событий.

Действия могут быть как правомерными, так и неправомерными. Это могут быть действия потерпевшего (например, уплата чужого долга); действия третьих лиц (ошибочное перечисление банком денежных средств на недолжный счет); действия приобретателя имущества (нарушение имущественных прав автора на распространение произведения). Если при выполнении поручения поверенный, не изучив должным образом указаний доверителя, вручит долг последнего не кредитору доверителя, а другому лицу, то это неправомерное действие. Но если сам доверитель ошибочно указал в договоре поручения не то лицо, то действия поверенного правомерны. Неосновательное обогащение может возникнуть вследствие действий в чужом интересе. Например, если действия, непосредственно направленные на обеспечение интересов другого лица, в том числе в случае, когда совершившее их лицо ошибочно предполагало, что действует в собственном интересе, привели к неосновательному обогащению другого лица (ст. 987 Гражданского кодекса РФ).
В качестве событий, приводящих к возникновению кондикционных обязательств, можно назвать ураган, перенесший имущество собственника на участок другого субъекта и т.д.
Для возникновения обязательства из неосновательного обогащения в качестве второго элемента фактического состава (помимо наличия факта приобретения (сбережения) имущества одним лицом за счет другого, о чем уже было сказано) необходимо отсутствие правовых оснований, предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой, что устанавливается нормой п.1 ст.1102 Гражданского кодекса РФ. Данную норму необходимо трактовать расширительно, поскольку, помимо правовых актов (под которыми подразумеваются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ), основания обогащения могут быть предусмотрены и изданными в соответствии с ними иными нормативными актами (актами федеральных органов исполнительной власти).

Указанные основания могут определяться исходя из содержания ст.8 Гражданского кодекса РФ (Телюкина М.В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. - 2002. - №3. С 10). Например, если лицо пользуется имуществом, находящимся в публичной собственности, переданным ему неуполномоченным государственным органом, то имеет место неосновательное использование имущества. Если же в основе пользования лежит акт специально уполномоченного органа, то пользование будет юридически обоснованным.
В статье 1102 отсутствует содержащееся в предыдущих кодексах указание, согласно которому кондикция имеет место и тогда, когда основание приобретения имущества отпало впоследствии. Представляется, что это правило, которое вытекает из сущности неосновательного обогащения, сохраняет свое значение (См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Изд. 3-е, испр. и доп. / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: Юридическая фирма КОНТАКТ; ИНФРА-м, 1998. С.720). Отпадение правового основания означает исчезновение обстоятельств, позволяющих говорить о юридической основательности приобретения (сбережения) имущества. Данная ситуация может возникнуть, например, при отпадении юридической цели исполнения действий по передаче имущества. Так, если арендатор возместит арендодателю стоимость вещи, украденной у него, а впоследствии вещь будет найдена и возвращена арендодателю, то о основание произведенного арендатором платежа считается отпавшим. Отпадает правовое основание для передачи имущества и при признании сделки недействительной. Например, наследник по завещанию, истративший деньги или использовавший имущество, полученные им в порядке наследования, в случае признания впоследствии завещания недействительным с восстановлением прав законных наследников, будет признан неосновательным приобретателем, поскольку неосновательно извлек выгоду за счет законных наследников, а первоначально существовавшее основание (завещание) отпало (необходимо учитывать субсидиарное применение кондикции по отношению к реституции). Судебная практика содержит положение, согласно которому в случае расторжения договора, по которому должник не исполнил обязательство по уплате определенной денежной суммы за фактически полученный им во исполнение обязательства товар, эта сумма будет неосновательным сбережением должника (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2000 г. №49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении». П.1 // Хозяйство и право.- 2000. - №4, апрель. С.68). Интересным примером является положение ст. 46 Гражданского кодекса РФ, дающее право лицу, ранее объявленному умершим, в случае явки требовать возврата сохранившегося имущества или его стоимости (См.: Синицын С.А. Виндикация, реституция и кондикция: проблемы соотношения //Законодательство. – 2003. -№8. С.24).

Таким образом, не вполне ясно, по какой причине законодатель исключил из Гражданского кодекса РФ норму об отпадении правового основания, оставив регулирование указанного положения на судебную практику. Поскольку судебная практика не является источником права в России, данный вопрос не имеет закрепления на нормативно-правовом уровне. Представляется, что включение прежнего указания о применении кондикции и в случае, когда правовое основание впоследствии отпало, позволит в полной мере сформулировать условия, необходимые для квалификации правоотношения как обязательства вследствие неосновательного обогащения.

Между тем необходимо учитывать, что отпадение правового основания не всегда ведет к автоматическому признанию исполнения, обусловленного таким основанием, в качестве неосновательного обогащения.
Подводя итог можно сказать, что о возникновении обязательств из неосновательного обогащения можно говорить в тех случаях, когда действия людей или события приводят к ничем юридически не обоснованному возникновению имущественных выгод на стороне одного лица за счет другого. Именно этот противоправный результат является фактическим основанием для возникновения обязательств из неосновательного обогащения.

И.С. Митина



Санкт-Петербург:
телефон: +7 921 908-14-32
Железноводская ул., д. 34/5, 4-й этаж

Москва:
телефон +7 965 2505910
Гостиничная ул., д. 4 корп. 9 подъезд 1а

Нижний Новгород:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Маршала Голованова д. 15а

Ростов-на-Дону
тел. +7 921 908-14-32
Ворошиловский пр., д. 5

Симферополь:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Крылова, д. 5

Наши реквизиты:

ООО "Юридическое бюро Юрьева"
ОГРН 1047806003850
ИНН/КПП: 7804176920/471101001
р/с 40702810510000102708
в АО "ТИНЬКОФФ БАНК" к/с 30101810145250000974
БИК 044525974


Основание платежа: Оплата юридических услуг, НДС не облагается.