Животные в целом в российском законодательстве понимаются как объект права, как разновидность движимых вещей. Как установлено ст. 137 Гражданского кодекса РФ, к животным применяются правила, установленные для имущества, если иное не предусмотрено законом.

Единственным ограничением прав собственника в отношении животного является запрет на жестокое обращение со своим питомцем. Ответственность за это может быть разного рода: гражданская, административная и, наиболее строгая — уголовная.kustodiev_boris_michailovich_lovla_bezdomnih_sobak

Разберёмся с этими видами ответственности последовательно.

Часть 2 статьи 137 Гражданского кодекса РФ запрещает жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности. Что такое принцип гуманности, в статье не раскрывается, очевидно, в каждом конкретном случае необходимо исследовать конкретные обстоятельства дела.

Если собственник нарушает эти требования, он может быть лишён права собственности на животное в следующем порядке. Заинтересованный защитник прав обиженного животного предъявляет иск в суд о лишении собственника права собственности. При этом лишение не производится безвозмездно. В соответствии со ст. 241 Гражданского кодекса РФ изъятие производится путём выкупа, а цена определяется либо сторонами, либо судом. В результате право собственности переходит к истцу, а ответчик приобретает право требовать от истца стоимость животного. Следует отметить, что ст. 241 Гражданского кодекса РФ говорит не только о жестоком обращении с животными, но и о «явном нарушении установленных на основании закона правил» обращения с ними. Можно ли отнести к такому нарушению не только жестокое обращение с животными, но и нарушение санитарных правил их содержания, из законодательства и судебной практики не ясно.

Одно можно утверждать определённо: бремя доказывания по данному иску лежит на истце, и именно он должен доказать, что животные содержатся противозаконным образом. Следует также отметить, что выкуп возможен только в отношении домашних животных, неодомашненные животные, в том числе содержащиеся в неволе, в принудительном порядке не могут быть изъяты у собственника.

Административная ответственность за жестокое обращение с животными устанавливается на уровне субъектов федерации, в Кодексе РФ об административных правонарушениях такая ответственность не установлена. Поэтому для того, чтобы привлечь к ответственности нарушителя прав животных, необходимо сначала узнать, установлена ли такая ответственность законом субъекта РФ. Так, Законом Ленинградской области «Об административных правонарушениях», в ст. 2.3 установлена ответственность за «Жестокое обращение с животными, повлекшее гибель или увечье, а равно истязание животных при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности». В случае установления такого факта на виновного гражданина накладывается административный штраф в размере от трехсот рублей до двух тысяч рублей».

Более широко сформулированы нормы об ответственности за действия в отношении животных в законодательстве Москвы. Кодексом города Москвы об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за совершение жестоких действий в отношении животных в ст. 5.7. Список противозаконных действий по этому кодексу очень широк и включает в себя:

Жестокое обращение с животным, повлекшее его гибель или увечье, если это деяние не содержит признаков преступления, предусмотренного статьей 245 Уголовного кодекса Российской Федерации

Содержание или транспортировка животного в условиях, приводящих к потере его здоровья, не соответствующих его биологическим особенностям и требованиям ветеринарно-санитарных правил, прекращение владельцем животного его жизнеобеспечения

Проведение на животном эксперимента без обезболивания или выведение животного из эксперимента причиняющими боль методами

Умерщвление животного, за исключением случаев, в которых законодательством города Москвы допускается умерщвление животного

Содержание домашних животных в целях использования их шкур и мяса (за исключением сельскохозяйственных животных), а равно проведение боев животных, в том числе с участием человека

Добавим, что законодательством Санкт-Петербурга ответственность за жестокое обращение с животными на уровне административной ответственности не установлена. Законопроект, внесённый в Законодательное собрание Санкт-Петербурга «Об административной ответственности за жестокое обращение с животными», повторяет основные положения Кодекса Москвы об административных правонарушениях. В то же время можно отметить, что обсуждаемые авторами законопроекта нововведения не вполне соответствуют федеральному законодательству1. Так, в законопроекте нарушение санитарных правил содержания животных приравнивается к жестокому обращению с ними, что противоречит как самому понятию жестокого обращения, так и тому, что за нарушение санитарных норм и правил уже установлена административная ответственность в федеральном Кодексе об административных правонарушениях. Соответственно, этот вопрос уже не может регулироваться на уровне субъекта федерации.

Наиболее тяжкие последствия влечёт применение мер уголовной ответственности к лицам, допустившим жестокость по отношению к животным. Такие последствия установлены статьёй 245 Уголовного кодекса РФ. В ней предусмотрено, во-первых, что жестокое обращение должно иметь результат в виде смерти или увечья животного, во-вторых, оно должно быть совершено либо из хулиганских побуждений (например, подростки забивают камнями собаку), либо из корыстных мотивов (например, шоу за плату с растерзанием животного), либо с применением садистских методов (например, долгая и мучительная смерть), либо в присутствии малолетних, то есть лиц заведомо не достигших 14 лет. За такого рода деяния садисты могут поплатиться серьёзным штрафом, исправительными работами, ограничением свободы или арестом до полугода. Лишение свободы за это преступление в настоящее время не предусмотрено. Но если то же самое деяние совершается группой лиц (например, теми же подростками), его участники уже могут получить реальное лишение свободы на срок до двух лет.

Судя по судебной практике Верховного Суда РФ, к уголовное ответственности по ст. 245 Уголовного кодекса РФ подсудимые привлекаются, как правило, в совокупности с другими, значительно более тяжкими преступлениями. Нередки такие случаи, когда преступники, начиная с избиения животных, заканчивали избиением и даже убийством людей, как правило, находясь в нетрезвом состоянии. Например, в конкретном деле, обстоятельства которого были предметом рассмотрения Верховного Суда РФ, установлено, что прежде чем убить двух человек, обвиняемые долго издевались над собакой:

«Так, осужденный Н. признал в судебном заседании, что в тот день принадлежащий Р. щенок вроде бы стащил у них закуску. П. начал бить щенка руками и ногами. Он (Н.), обмотав шею щенка веревкой, приподнял его над землей, а П. продолжал наносить щенку удары руками и ногами, душил»2.

Таким образом, можно предполагать, что законодателю следует более серьёзно относиться к такого рода преступлениям, поскольку практика показывает, что они зачастую являются катализатором или сопровождают более тяжкие преступления. Возможно, жестокость по отношению к животным сигнализирует о наличии психологических или психических проблем у человека. В любом случае можно констатировать, что у него имеются значительные проблемы в сфере нравственного развития, а это является важным симптомом, требующим контроля и других его действий. Некоторые исследователи утверждают, что серийным убийцам свойственна так называемая «триада Макдональдса»: энурез — поджоги — мучения животных. Обстоятельный обзор исследований взаимосвязи жестокости по отношению к животным и преступлений против личности приводится в статье В. Китаевой «Взаимосвязь жестокого обращения с животными с преступным поведением»3, из которой видно, что эта проблема, хотя и является дискуссионной, но находится в поле зрения криминологов в последние годы. В конце статьи приводится исследование, проведённое среди заключённых Иркутской области. По мнению криминологов, проводивших исследование, оно опровергает статистическую зависимость жестокого обращения с животными и последующего преступного поведения. Однако следует обратить внимание на ряд важных обстоятельств, позволяющих поставить под сомнение достоверность полученных результатов. Во-первых, перед респондентами был поставлен прямой вопрос, доводилось ли им совершать жестокие действия в отношении животных? Представляется, что с тем же успехом заключённых можно было спросить, считают ли они себя виновными в преступлениях, за которые отбывают срок. Можно с уверенностью предполагать, что численность «виновных» коррелировала бы с численностью «сознавшихся» в ранее совершённом преступлении — жестоком обращении с животными (13 %). Во-вторых, здесь не учитывается высокая латентность этого деяния, с одной стороны, и общественное осуждение его, с другой стороны, из-за чего даже человек, не находящийся в местах лишения свободы осознаёт, что жестокое обращение с животными характеризует его, как минимум, с негативной стороны, и постарается скрыть эти обстоятельства. Думается, что подход к решению этого вопроса должен строиться именно с позиции нравственности. Если имеет место нарушение личности, нравственности в одной, даже не столь значительной области, это может свидетельствовать об общем состоянии нравственности конкретного лица. А любое умышленное преступление, во всяком случае, против личности — есть результат именно нравственного падения человека в первую очередь.

Существует также ряд специальных законов, затрагивающих вопросы защиты животных от жестокого обращения.

Так, в Федеральном законе «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в ст. 2 предусмотрено, что политика сохранения ресурсов и использования охотничьего оружия должна строиться с учётом исключения жестокого обращения с животными.

Аналогичным образом ст. 13 Федерального закона «О животном мире» требует, чтобы пользование объектами животного мира осуществлялось методами, исключающими жестокость в отношении животных.

1См. Российская Газета. 27 сентября 2010. «Охранная грамота».

2 Определение Верховного Суда РФ от 03.07.2006 N 87-о06-8.

3Законность. 2007. № 12.



Санкт-Петербург:
телефон: +7 921 908-14-32
Железноводская ул., д. 34/5, 4-й этаж

Москва:
телефон +7 965 2505910
Гостиничная ул., д. 4 корп. 9 подъезд 1а

Нижний Новгород:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Маршала Голованова д. 15а

Ростов-на-Дону
тел. +7 921 908-14-32
Ворошиловский пр., д. 5

Симферополь:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Крылова, д. 5

Наши реквизиты:

ООО "Юридическое бюро Юрьева"
ОГРН 1047806003850
ИНН/КПП: 7804176920/471101001
р/с 40702810510000102708
в АО "ТИНЬКОФФ БАНК" к/с 30101810145250000974
БИК 044525974


Основание платежа: Оплата юридических услуг, НДС не облагается.