Если стороны договор завели у себя юристов, как-то неудобно обходиться во время переговоров без протоколов разногласий. Даже если этих разногласий вообще нет.

Итак, после того, как та или иная сторона подготовила свой вариант договора, другая сторона должна как-то отреагировать. Вариант согласиться с договором и подписать его на предложенных условиях мы не рассматриваем, — это было бы слишком банально.

Лучший вариант — предложить свою версию договора. Этот способ всегда лучше, так как только вы знаете все подводные камни своего договора, продумали его до тонкостей, выдумали себе хитрейшие лазейки.

Но, поскольку «с той стороны» тоже сидит юрист и тоже придумывает хитрейшие лазейки, скорее всего, он предложит подготовить протокол разногласий.

Протокол разногласий — это итоговый документ, за которым стоит большая работа, которую можно разбить на следующие этапы.

  1. Анализ договора контрагента. Этот анализ должен начаться с определения «периметра» договора, — что входит в его состав: договор, дополнительные приложения, доверенности, графики и т.п.
    Когда мы определили периметр, можно переходить к существу договора. В первую очередь, следуя ст. 431-й ГК РФ, имеет смысл проверить буквальный текст договора с точки зрения русского языка, правильности указания наименований сторон, адресов, дат, цифр, сокращений. Можно воспользоваться приёмом, который в ходу у корректоров. Чтобы не пропускать ошибки они читают текст задом наперёд. Тем самым внимание не отвлекается от орфографии на смысл.
    Наконец, надо проанализировать текст договора с точки зрения интересов нашего клиента. Чтобы мы понимали, какие интересы мы должны отразить имеет смысл составить список, что должно быть отражено в договоре в интересах нашего клиента. Все ли его интересы отражены в договоре? Есть ли положения, которые противоречат целями нашего клиента?
    Результат этого этапа: перечень формулировок, не устраивающих нас.

  2. После того, как мы выявили неустраивающие нас положения, наша задача — сформулировать, как они должны звучать в интересах нашего клиента. Распространённая ошибка — сразу искать пути компромисса при формулировке условий. Компромисс — это не дело юристов, стороны могут договориться о чём угодно, а юрист, конечно, это оформит, но изначально мы должны занимать крайние позиции. Некоторые говорят на это: «А как же другая сторона заплатит такие большие проценты неустойки, это несправедливо». Я допускаю, что в некоторых случаях юрист должен указать на это клиенту, когда договор незаконный или безнравственный, но в условиях, когда с обеих сторон — целый штат юристов, мы должны максимально отстаивать интересы только своих клиентов. О контрагентах должны заботиться их клиенты.
    Результат этого этапа: перечень формулировок, устраивающих нас.

  3. Теперь нам нужно объяснить своему клиенту, почему мы должны отстаивать свои формулировки. Здесь нужно исходить из следующего. Наш клиент — не юрист. В лучшем случае — это человек, который умеет считать деньги (потому он и нанял лучших юристов, то есть юристов Юридического бюро Юрьева). Но иногда он даже и денег-то считать толком не умеет и просто доверяет нам, потому что знает нас. Поэтому наше объяснение клиенту, почему мы настаиваем именно на такой формулировке значительно отличается от текста договора, наших обычных юридических текстов. В тех вариантах протоколов разногласий, который я проверял сегодня, была допущена именно эта ошибка. Мы, юристы, сами не замечаем, как скатываемся к «птичьему языку». Если я напишу что-нибудь вроде: «Благодаря тому, что тайский язык относится к изолирующим языкам и основан на алфавите деванагари, изучение его проходит быстрее, чем родственного ему кантонского», вам придётся, по крайней мере, задуматься над тем, что такое «изолирующий» язык и чем он отличается от «неизолирующего», что такое «кантонский» и т.п. Примерно так же не-юрист воспринимает выражения типа «передача вещи во владение», «сохранения объекта во владении» и т.п.
    Писать нужно просто, очень просто. Представьте себе такого парня, с борсеткой, с ключами от спортивной машины. Это — наш клиент. Сегодня утром он звонил мне по телефону:
    — Привет, Родя!

    — Здравствуйте, отвечаю я ему, ничуть не обижаясь на «Родю».
    Мы знаем друг друга уже 12 лет, но я неизменно называю его на «Вы». Мне несколько претит эта привычка адвокатов, особенно уголовных «тыкать» своим клиентам. Я родился и вырос в Петербурге, но, конечно, много приходится бывать в Москве, и каждый раз меня коробит, когда на улице или в транспорте мне говорят: «Ты выходишь?» В Петербурге такого не услышишь.
    — Ну, чё там с квартирой?

    — Я посмотрел документы, квартира опасная.
    — А что такое?
    — Иванов, который хочет кредит получить, получил эту квартиру по договору, который был подписан мертвецом.
    — Как это?
    — Продавец квартиры умер за неделю до подписания договора, а договор подписан по доверенности.
    — Но доверенность ведь не отменялась? — парень с борсеткой в курсе некоторых юридических тонкостей.

    — Не отменялась, но по закону она теряет силу с момента смерти.
    Есть клиенты, которым надо обязательно сказать, по какому конкретно закону, пункт, статья. Но в большинстве случаев это не нужно.
    — Поня-атно, ну ладно, я понял, пока.
    — До свидания.
    Что здесь произошло? Я ему всё объяснил, что было для него существенно. Он принял решение сам, потому что это его прерогатива. Он может рискнуть, а может не рисковать. Там, где бизнес — риск есть всегда. Даже если квартира была приобретена «нормально», нет гарантии, что продавец не болен именно в тот день, когда он подписывает договор всеми страшными болезнями мозга, суставов, сердца и печени, которые лишают его возможности осознавать и руководить..., ну и дальше мы с вами понимаем, о чём идёт речь. Поэтому вам может удивить, что клиент возьмёт да и купит такую квартиру. Невероятно? А за 10% от рыночной цены? Можно подумать. Но цена нас не интересует. Мы — лишь юристы, а не банкиры или бухгалтеры.
    Результат этого этапа: внятный, понятный, чёткий текст, в котором каждому пункту посвящён один абзац. Максимум из 4-х предложений. В предложении — максимум 5 слов.

  4. Теперь нам надо объяснить то же самое контрагенту. Здесь ситуация значительно сложнее.
    Во-первых, надо решить, кому мы будем объяснять. Ведь объяснять можно юристу контрагента, а можно — лицу, которое принимает решение. В каждой конкретной ситуации надо принимать решение, кого выбрать.
    Во-вторых, надо решить, как мы будем объяснять. Того же юриста мы можем спугнуть «птичьей» фразеологией. Подумайте, стоит ли заниматься образованием коллеги? Если вы видите, что он в чём-то «плавает», — надо не переучивать его на ходу, а переключиться на что-то другое. Заключение договора — это как игра в шахматы. Если партнёр отдаёт ферзя в начале партии, ничего не получая взамен, — вы же не будете отговаривать его делать это? Иногда правильнее «прикинуться дурачком», чем показывать, что ты в курсе событий.
    Сложно точно сформулировать, как должно выглядеть это объяснение для контрагента. Всё зависит от ситуации, от выбранного вами варианта ответа, от вашего статуса, от того, знаете ли вы, кто будет читать этот протокол разногласий, от того, может ли другая сторона выбрать другого контрагента вместо вашего клиента и т.п.
    Результат этого этапа: объяснение для контрагента.

Когда все эти этапы пройдены, надо составить из них таблицу примерно такого вида:

№ пункта

Текст контрагента

Наш текст

Объяснение для контрагента

Отметка контрагента о принятии нашего варианта











Санкт-Петербург:
телефон: +7 812 908-14-32
Железноводская ул., д. 34/5, 4-й этаж

Москва:
телефон +7 965 2505910
Гостиничная ул., д. 4 корп. 9 подъезд 1а

Нижний Новгород:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Маршала Голованова д. 15а

Ростов-на-Дону
тел. +7 921 908-14-32
Ворошиловский пр., д. 5

Симферополь:
тел. +7 921 908-14-32
ул. Крылова, д. 5

Наши реквизиты:

ООО "Юридическое бюро Юрьева"
ИНН/КПП: 7804176920/471101001
р/с 40702810510000102708
в АО "ТИНЬКОФФ БАНК" к/с 30101810145250000974
БИК 044525974


Основание платежа: Оплата юридических услуг, НДС не облагается.